Антиахметовский закон. Зеленский воюет с олигархами. А задеть может и обычных украинцев

Если цель налоговых инициатив власти – выдоить из бизнеса и украинцев на 50 млрд грн больше в бюджет, то такие законопроекты ждет трудная судьба

Как стало известно на прошлой неделе, Кабмин готовит новый налоговый законопроект из тех, что обычно идут вместе с бюджетом – о том, как и откуда еще побольше собрать налогов. Впрочем, хорошо уже то, что впервые подобная инициатива имеет шансы быть рассмотренной за полгода до вступления в действие, как предусмотрено Бюджетным кодексом – если, конечно, там не заложены другие сроки…

Внимание к этому законопроекту привлек вопрос представителя телеканала Рината Ахметова президенту на пресс-конференции. Действительно, одна из самых заметных новаций – изменение формулы расчета рентной платы за добычу железной руды, что справедливо рассматривается как посягательство на доходы Рината Леонидовича, как главного выгодополучателя в этой отрасли: у рудного бизнеса собираются откусить около 3 млрд грн в год.

В то же время, основной фискальный эффект – почти втрое больше – МинФин собирается получить не от этого, а от повышения платы за сельскохозяйственную землю и тесно связанной с ней четвертой (аграрной) группы единого налога – ФЛП-фермеры. Еще 4-5 млрд предполагается получить за счет отмены льгот по плате на землю для компаний, добывающих полезные ископаемые. Это тоже заденет, в том числе, и ахметовский бизнес: железорудный и угольный.

Наконец, та же группа СКМ Ахметова (крупнейшая финансово-промышленная группа Украины. – Ред.) будет одной из главных потерпевших в случае, если закон ограничит крупным плательщикам возможность учитывать убытки прошлых лет при уплате налога на прибыль, хотя этому будут сопротивляться многие, в том числе и иностранные инвесторы.

Но законопроект далеко не ограничивается повышением нагрузки на использование природных ресурсов.

Предполагается также:

— брать 18% подоходного налога с третьей и последующей продажи недвижимости в течение года;

— снизить порог так называемого «транспортного налога» (раньше его пытались подавать как «налог на роскошь») до автомобилей стоимостью больше 200 МЗП;

— ужесточить администрирование налоговых задолженностей;

— убрать с четвертой группы единого налога птицеводство (еще один привет агроолигархам); и

— включить 5% налог с продаж подакцизных товаров в общий акциз, уплачиваемый производителями.

В общем, эту сборную солянку, как в предыдущих «поделочных» налоговых законопроектах, объединяет только одно: стремление собрать на 50 млрд грн больше в бюджет.

Его можно было бы назвать похвальным, если бы такой законопроект шел в пакете с другими законами, снижающими налоговое давление, или, во всяком случае, несущими такой риск – например, с выстраданной и долгожданной реформой корпоративного налога, от которой, по пессимистическим подсчетам, ожидают, в первые год-два, как раз примерно такого снижения поступлений.

В таком случае это было бы воспринято бизнесом (за исключением злостных «офшорников»), и даже СКМ, наверное, смягчил бы свою жесткую оппозицию – говорят, в последние годы он пересмотрел свой изначальный подход и пополнил ряды сторонников налога на выведенный капитал. Кстати, тогда стал бы излишним и крайне противоречивый пункт об ограничении переноса убытков прошлых лет.

Но, увы, ни о каких «пряниках» речь, похоже, пока не идет… А намерение еще больше выдоить из хилой экономики, пусть даже за счет тех, кто сегодня получает сверхприбыли, ведет к еще большему подавлению роста. Напомним, что Украина, будучи беднейшей страной Европы, и без того перераспределяет через публичные финансы больше 40% ВВП, практически на одном уровне с Германией.

Впрочем, не исключено, что этот законопроект и рассматривается как компенсационный для анонсированных «Офисом простых решений и результатов» реформы корпоративного налога и сокращения нагрузки на заработную плату. В таком случае, повышение налоговой нагрузки именно на ресурсы – действительно правильный путь, поскольку это те налоги, которые, по данным исследований ОЭСР, меньше других вредят экономическому росту.

Тогда логично было бы также убрать льготы по налогу на недвижимость с промышленности, и как минимум сузить возможности местных органов власти произвольно (читай – коррупционно) раздавать направо и налево льготы другим юридическим лицам. И озаботиться рентой не только с железной руды, но и с прочих ископаемых – там тоже наверняка много неиспользуемых возможностей. Правда, нужно учитывать, что добыча должна оставаться рентабельной в долгосрочном периоде, притом, что мировая конъюнктура капризна, и сегодняшние сверхприбыли иногда только компенсируют убытки прошлых, не столь удачных, лет.

Такой пакет можно было бы рассматривать в контексте «деолигархизации», если бы такая политика была системно разработана и коммуницирована обществу. Тогда олигархи, имеющие системный бизнес (а не просто подачки от Владимира Путина, как Виктору Медведчуку) могли бы, с одной стороны, видеть перспективу резкого роста его капитализации (как это случилось, в свое время, в 1999-2000 годы, когда их тоже потеснил кабинет Ющенко-Тимошенко). А с другой стороны, имели бы гарантию того, что по единым правилам придется играть всем.

Такую гарантию, в свою очередь, не может обеспечить лично гарант, потому что Украина – не Казахстан, и никакой президент не будет вечно при власти. Гарантировать может только верховенство права, прежде всего, справедливый и независимый суд. Вот такой вот общий win-win мог бы быть устойчивым на те довольно долгие и непростые годы, которые необходимы для того, чтобы сделать из олигархов обычный бизнес.

Кучма держал тогда еще молодых олигархов в равновесии путем раздачи «подарков» по принципу «сегодня ему, а завтра тебе». Это тоже, своеобразный вариант win-win, разумеется, для узкого круга.

Если же действовать обратным путем «сегодня его, а завтра тебя», то результатом будет согласованный бунт олигархов, который вряд ли выдержал бы и более сильный президент.

На кого ему опереться в противостоянии «против всех»? На «народ»? Так он аморфный и пассивный, поэтому проценты рейтинга сами по себе мало значат. Тем более, что владельцы телеканалов имеют немалое влияние на те две трети, которые по-прежнему черпают из них информацию.

На малый бизнес? Так его уже оттолкнули никому, кроме лоббистов, не нужной фискализацией.

На средний бизнес? Ему тоже пока ничего хорошего не сделали: вот упомянутые выше реформы как раз помогли бы, но они пока только в проекте, а дьявол – в деталях…

Закон и физлица

К сожалению, еще меньше хорошего можно сказать о предложениях законопроекта, адресованных физическим лицам. Позорную практику взимания подоходного налога с продажи личного имущества как, якобы, «дохода», нужно немедленно отменить, а не развивать дальше.

Если речь идет о предпринимательской, по сути, деятельности продажи проинвестированной недвижимости, то и облагать тут нужно инвестиционный доход, разницу между вложениями и отдачей, по аналогии с другими инвестициями, например в ценные бумаги. Но недопустимо любое поступление денег на счет считать «доходом», это только загоняет в тень все виды конвертации личных активов из имущественной формы в денежную – от продажи подержанных детских колясок, до рынка жилья. А предлагаемое нововведение еще больше усугубляет ситуацию.

Так называемый «транспортный налог» – это вообще полный нонсенс, свидетельствующий только о крайне низкой квалификации тех, кто его предложил накануне 2015 года, и тех, кто за такое тогда проголосовал.

Во-первых, собственно транспортный налог у нас когда-то существовал и был упразднен – влился в акциз на топливо, что гораздо правильнее. Сам по себе транспорт не создает никаких негативных сторонних эффектов, а вот выбросы, пропорциональные потреблению топлива, действительно вредны.

Во-вторых, если пытаться обложить «роскошь», то это должно касаться исключительно роскошной недвижимости (не «больше 120 кв. м», а настоящих дворцов и хоромов), ну и действительно роскошных транспортных средств – личной авиации, яхт, и суперкаров. Которые, разумеется, стоят не чуть больше $40 000, и даже не $80 000, а сотни тысяч и миллионы.

В-третьих, абсурдно устанавливать одинаковую сумму налога, что на вовсе не роскошный, хотя и солидный, Volvo XC90 или Range-Rover, что на эксклюзивный Rolls-Royce или Maybach, в 10-12 раз дороже.

Ну и, конечно, вообще ни в какие ворота не лезет снижать порог до классического среднего класса, вроде Subaru Forrester, Toyota RAV4, Volkswagen Tiguan или Honda CR-V. Увы, как и ожидалось, поскольку «налог на роскошь» особых поступлений не принес (и не мог), его пытаются превратить в налог на средний класс. Этого точно нельзя допустить.

Что же касается акциза на сигареты, то проблема с ним, безусловно, есть, но решать ее нужно с другого конца – через пресечение деятельности преступных синдикатов, занимающихся подпольным производством (да!) и массовой контрабандой сигарет. Это не бизнес бабушек – они только его лицо, бороться нужно не с ними.

От того, что больше акциза обязаны будут платить «белые» производители, ситуация с «черным» рынком никак не изменится, потому что там продается, в основном, не их продукция. Напомню, что, в свое время, 5% местный налог на продажу акцизных товаров вводили именно для того, чтобы улучшить собираемость акцизов, и рапортовали о, якобы, положительном эффекте.

Сейчас с той же целью предлагают провести обратную «реформу»… Это напоминает то, как на физтехе, в свое время, отреагировали на убийство одним студентом другого из ревности -переселением всех немногочисленных девушек в отдельную общагу. При этом старожилы припоминали, что общежития сделали смешанными, в свое время… в ответ на такое же убийство. Ну, в самом деле, «надо же что-то делать»…

Главный вывод в отношении этого законопроекта неутешителен: если только он не станет частью пакета, включающего настоящие реформы, как описано выше, то его ждет трудная судьба.

Политэкономику нужно учить и применять даже Минфину: метод «через колено» в Украине не работает. К великому нашему счастью.

Источник: news.liga.net