«Укроборонпром — в полном законодательном вакууме. Это Алиса в стране чудес». Интервью с Мустафой Найемом

Мустафа Найем, замгендиректора Укроборонпрома, — о желающих сохранить влияние на работу госконцерна и его финансы

В период карантина в государственном концерне Укроборонпром, объединяющем предприятия отечественной оборонной промышленности, заговорили о необходимости реформировать эту структуру, а на ее месте создать шесть независимых холдингов. Соответствующий законопроект уже готов — он находится в Кабмине: правительство вот-вот должно зарегистрировать его в Верховной Раде.

Мустафа Найем, замгендиректора концерна, уверен: реформировать Укроборонпром нужно немедленно. И это должно происходить не после создания Министерства военно-промышленной политики, о чем в начале июня заговорили в Совете нацбезопасности и обороны (СНБО), а параллельно. Иначе оборонные предприятия могут вновь погрязнуть в коррупции и кумовстве.

Об этом НВ и пообщался с Найемом.

— Как сейчас обстоит ситуация в Укроборонпром? Нынче концерн стал реже фигурировать в новостях в негативном контексте.

— Наконец-то мы ушли из повестки дня со скандалами о коррупции. И у нас стало больше производственных новостей: что мы производим и что поставляем в армию, что экспортируем. По сути, так и должно быть. Но мы привыкли, что об Укроборонпром формировали или фейковые новости об успехах, или истории, связанные с коррупцией. У нас этих проблем нет. И за время карантина у нас не было ни одного срыва производственного процесса в плане поставки продукции в армию. Мы не сбились с ритма. Думаю, к концу года у нас будут показатели, за которые не будет стыдно ни нам, ни экспортерам.

И наконец-то Укроборонпром начал говорить, как нормальная компания. На первый план вышла реформа нашей трансформации и наши производственные показатели.

Идею реформирования мы сделали главной новостью. Не потому, что мы ее ввели в информационное поле. А потому, что на это затрачивается много усилий.

— О ликвидации Укроборонпром вы рассказали еще в апреле в эфире Радио НВ. На тот момент нужно было от слов переходить к делу — подготовке соответствующего законопроекта Кабмином и передачи его в парламент. На каком этапе вы сейчас находитесь?

— Ликвидация Укроборонпром — тезис, который всем очень понравился. Мы оценили, что многие сильно ненавидят эту компанию на протяжении многих лет. Но наш главный акцент — не ликвидация Укроборонпром, а трансформация его в шесть бизнес-единиц, которые будут самостоятельны и самодостаточны, и смогут конкурировать с другими частными мировыми компаниями, выпуская качественную продукцию.

На данный момент, я могу сказать, что из всех игроков в сфере реформирования оборонно-промышленного комплекса мы оказались впереди остальных. К сожалению, по разным причинам — в силу политической нестабильности, отсутствия координации действий разных органов — не все стратегические документы со стороны правительства нам были предоставлены. К примеру, СНБО еще не готов нам предоставить Стратегию национальной безопасности и обороны. Мы их очень ждем, чтобы в соответствии с ними проводить анализ нашей деятельности.

Но концерн сделал все, что мог сделать в рамках своих внутренних полномочий и возможностей, чтобы подготовить и нормативные документы, и внутренние процессы, и менеджмент всех предприятий к реформе Укроборонпром. Только сами себя мы не можем реформировать. Мы можем подготовить всю концепцию и показать свое видение, которое мы подготовили в соответствии с теми документами, которые были в наличии.

Более того, мы добились того, что ни у одного госоргана — ни у Министерства экономического развития, ни у СНБО, ни у Офиса президента (ОП), ни у парламента — нет вопросов по поводу корпоратизации Укороборонпром. Это то, чего не могли добиться на протяжении многих лет. Вот на этом этапе сейчас находится Укроборонпром.

— После вашего заявления о ликвидации Укроборонпром секретарь СНБО Алексей Данилов сказал, что стоит доработать эту идею. Согласны с этим ?

— СНБО — это конституционный орган, который относится к сфере влияния президента. СНБО координирует эту сферу. Мы не входим в СНБО, поэтому формально и юридически они не могут на нас влиять. Нашим органом управления является Кабмин и уполномоченный орган в лице Минэкономики и соответствующего замминистра.

Все, что мы нарабатываем, мы приносим в Кабмин, который нами опосредованно управляет через Наблюдательный совет.

Да, вышла коммуникация со стороны СНБО, где считают, что эта реформа должна проводиться в соответствии со стратегическими документами. Но ни в одном сообщении ни СНБО, ни каких-либо других органов нет аргументов против того, что мы предложили. Если говорить дословно, то СНБО в своем публичном заявлении говорит, что мы должны реформироваться в соответствии со стратегическими документами, которые формируют военную политику, политику безопасности оборонно-промышленного комплекса. И это правда, так должно быть. Но теперь я вынужден по-честному сказать, что этих документов нет. И это не наша ответственность их разрабатывать. За это отвечает Кабмин, СНБО, парламент и ОП. Мы понимаем, что им нужно время. Но у нас стоит ключевая задача, поставленная президентом, премьером и парламентом — реформировать концерн. Мы свою работу максимально сделали.

Претензия к нам не в том, что мы что-то не делаем, а в том, что что-то делаем быстрее, чем надо, не дожидаясь, когда будут стратегические документы.

Подпишитесь, чтобы прочитать целиком

Нам необходима ваша поддержка, чтобы заниматься качественной журналистикой

Виталий Сыч, Главный редактор

Друзья, мы вводим платный доступ к части контента НВ.

Мы гарантируем, что на НВ вы не увидите продвижения интересов политиков, бизнесменов и партий. Вы также никогда не увидите тут скрытой коммерческой рекламы, которую называют джинсой.

Спасибо всем, кто читает и поддерживает нас.

Источник: nv.ua