«Лучшее, что может сделать Шкарлет для науки — закрыться в кабинете и ни к чему не притрагиваться», — физик-активист Антон Сененко

Почему назначив Сергея Шкарлета руководить Минобразованием, Владимир Зеленский делает больно cебе.

Популяризатор науки, — такой характеристики вполне достоин молодой ученый Антон Сененко, старший научный сотрудник Института физики НАН Украины.

Его прямая работа предполагает сканирование веществ и материалов с помощью туннельного микроскопа.

Но Сененко часто отвлекается от науки, чтобы сканировать действия высокопоставленных коллег и властей: он уже лет семь активно участвует в том, что можно назвать «уличной» политикой. Кроме того, физик борется с псевдонаукой и плагиатом.

Назначение экс-регионала Сергея Шкарлета, ректора Черниговского университета, и. о. министра образования вновь заставило Сененко оставить микроскоп и отправиться протестовать. Активность стоила ему визита сотрудника СБУ, который через несколько дней пришел к ученому на работу — интересовался деталями акции.

Интервью с Антоном Сененко

НВ расспросил физика, почему Шкарлет — случайный человек в Минобразовании и в каком месте сломалась логика властей.

ПЛАГИАТ — ЭТО КОРРУПЦИЯ

— Вы написали в конце прошлой недели, что обострение, возникшее на фоне назначения Сергея Шкарлета — это хорошо. Почему?

— Для начала расскажу предысторию. Ученые впервые начали организовываться против экс-министра Дмитрия Табачника. Он и его приспешники издали приказ № 1112 «О пяти статьях». На образовательном рынке появилось множество журналов-мурзилок, предлагающих печать любого количества [псевдонаучных] статей. В общем, происходила дикость. Тогда мы поняли, что науку нужно адвокацировать, как и любую сферу. Пришел момент, когда сидеть в лаборатории 24/7 стало невозможно. И ты сам должен рассказывать [обществу], почему наука важна и что нужны механизмы препятствования распространению псевдонауки.

Когда произошел Майдан и Революция достоинства, то возникла не иллюзорная надежда на улучшение. Был проголосован важный закон Про научную и научно-техническую деятельность, создан Идентификационный комитет из международных экспертов и Национальный совет по вопросам развитие науки и технологий, как площадка для коммуникации ученых и правительства. Это впервые в истории.

Поэтому, когда я писал о [нынешнем] обострении, то [имел ввиду]: пусть лучше случится этот лютый трэш [с акцией против Шкарлета и приходом сотрудника СБУ в Институт физики НАН ] как можно быстрее и как можно резче, чтобы всем стало очевидно: проблема плагиата существует. Это угроза образованию и науке в Украине. Тем более, обострение произошло не из-за активистов, а благодаря ущербным действиям той же власти, которая сама вывела вопрос плагиата, наверное, сделав его № 2 после вопроса [отставки] министра [Арсена] Авакова.

— Чем вам не угодил Шкарлет?

— Я не скрываю свое отношение к новой команде, но Анна Новосад [прежний министр образования и науки] меня особенно впечатлила адекватностью и настроем на качественные изменения в науке, желанием настроить её на западные рейки. И вот мы сделали полшага, шаг, два шага в сторону развития, а теперь откатываемся на километр назад!

Ставят человека с сомнительными компетенциями в отношении науки, образования и менеджерских качеств. Его кандидатура не вызвала никакого энтузиазма у комитета по образованию, активисты нашли у него плагиат. Это свидетельствует, что у него есть проблемы с академической порядочностью. Мы становимся смешными для международной общественности.

— Насколько обстоятельны доказательства плагиата в научных работах Шкарлета? Он сам утверждает, что некоторые из них написаны в соавторстве.

— Вопрос не о группе авторов. Можно увидеть комментарии его соавторов, которые утверждают, что плагиата не было. Другие люди, у которых были переписаны куски [текста] также говорят: это не плагиат. Все это не имеет значения. В западной практике, когда работает группа студентов, и хотя бы один допускает плагиат, то банят всю команду. Для них это вопрос порядочности. Есть случаи, когда плагиатом не считаются очень похожие тексты, а есть другие, — когда тексты разные, но это — плагиат. Главное — украдена идея или нет. Апеллируют, что суд или какая-то комиссия должна доказать. В действительности, достаточно сравнительных таблиц [работ в. о министра с другими авторами] и существующего законодательства в Украине, чтобы установить: есть плагиат или нет. Там все налицо. И даже ссылки в его научных работах не оформлены должным образом. Силой наукой никого не заставляют заниматься, если ты менеджер — занимайся организацией [учебного процесса] и не получай [научных степеней].

— Кстати, Шкарлет является доктором экономических наук.

— В годы независимости [получение степени] превратилось на нездоровый культ. Чего греха таить, если ковырнуть каждого второго ректора (а может и чаще), то возникнут большие вопросы.

— Много плагиаторов?

— Именно. Как и каждого второго депутата. Национальное агентство качества образования должно было запустить массовую проверку работ топ-чиновников на плагиат. Кто-то из депутатов фракции Голос внес проект закона: если у чиновника находят чужие идеи, то он не имеет права состоять на госслужбе.

Противодействие такому закону будет безумное. Мы взрослые люди и понимаем, что людям на топ-должностях практически не было времени заниматься наукой и все корочки сымитированы, чтобы выделываться друг перед другом.

— Этот орган можно сравнить с Нацагенством по противодействию коррупции, которое проверяет электронные декларации?

— Да, абсолютно верно.

— Премьер Денис Шмыгаль, назначивший Шкарлета в обход парламента, сказал, что тому дают три месяца на демонстрацию способностей.

— Эта история про «дайте ему 100 дней…». Человек с самого начала показал себя плагиатором. Тут уже ничего не перепишешь. Был бы это единичный случай, ну, хорошо, дважды. Но когда активисты показывают статью за статьей, монография за монографией, — это система и уже серьезная проблема. И без учета, что был еще куплен [Шкарлетом на посту ректору] джип за бюджетные деньги. Что может показать человек, который не понимает ценность собственных идей и сложного рождения нового знания, познания природы и её законов. Как он может понять, в чем проблема украинской науки? Условно говоря, мы завтра придем к нему по внедрению закона о тотальной проверке на плагиат, чтобы многие псевдоученые не получали дополнительных выплат…

— Речь о тысячах гривен или о трех копейках?

Подпишитесь, чтобы прочитать целиком

Нам необходима ваша поддержка, чтобы заниматься качественной журналистикой

Виталий Сыч, Главный редактор

Друзья, мы вводим платный доступ к части контента НВ.

Мы гарантируем, что на НВ вы не увидите продвижения интересов политиков, бизнесменов и партий. Вы также никогда не увидите тут скрытой коммерческой рекламы, которую называют джинсой.

Спасибо всем, кто читает и поддерживает нас.

Источник: nv.ua