Есть рост. Что происходит с экономикой Беларуси

Рост белорусской экономики в 2021 году — это временное следствие роста экспорта и постковидного восстановления. Санкции и политический кризис приведут ко спаду экономических показателей, рассказали эксперты.

Под конец текущего года власти Беларуси стали гордо заявлять, что белорусская экономика показывает лучший результат за последние 12 лет. Например, об этом недавно сообщил замглавы Администрации президента Дмитрий Крутой, уточнив, что по итогам первых 10 месяцев года ВВП Беларуси вырос на 2,4%, экспорт — на 32%, а складские запасы, наоборот, сокращаются.

Действительно ли можно говорить о невероятном успехе белорусской экономики, как на нее влияют санкции — и чего ожидать дальше?

 

Рост дало «внешнеторговое чудо», но это временное явление

Неплохие результаты экономики РБ белорусские эксперты связывают с «внешнеторговым чудом» и восстановлением мировой экономики после пандемии.

«Не знаю насчет лучшего за 12 лет, но в этом году хорошо прибавил экспорт, в первую очередь за счет перерабатывающей промышленности, — констатирует старший аналитик компании Альпари Евразия Вадим Иосуб. — У торговых партнеров Беларуси произошел выход из локдауна, появился отложенный спрос на белорусскую позицию, также выросли цены на многие экспортируемые позиции. Еще продолжился рост IT-сектора, хотя он растет не теми темпами, что в предыдущие годы».

Директор Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Катерина Борнукова не считает, что с белорусской экономикой произошло нечто чрезвычайное:

«По итогам года рост будет в районе 2%, но у нас были и лучше: в 2010 — 7,7% или в 2018 — 3,1% роста. Учитывая, что рост происходит на фоне очень бурного мирового восстановления, когда все экономики вокруг нас растут быстрее, говорить об уникальном успехе не приходится».

Тем более, что по параметрам, важным для благосостояния людей, чиновникам хвастаться нечем.

«Все, что происходит позитивное в экономике, связано с внешним контуром. Но если мы говорим про потребление, то оно растет очень медленно, люди не готовы тратить деньги. Наблюдается инвестиционная депрессия — из-за неопределенности и негативных настроений бизнес воспринимает риски очень высоко», — комментирует для DW Борнукова.

Кроме того, Вадим Иосуб подчеркивает, что расцвет «внешнеэкономического чуда» попал на первый-второй кварталы этого года, в третьем рост замедлился, а в четвертом темп роста будет еще медленнее: «Рост экспорта не означает, что теперь в экономике Беларуси все будет здорово. Это разовая история от текущего постковидного года, которая, причем, уже по сути себя исчерпывает».

 

В следующем году Беларусь увидит влияние санкций

После довольно бурного 2021 года белорусская экономика вернется в более тяжелое состояние с учетом действия западных санкций, считает Иосуб.

«Надо отметить, что те санкции, что были введены летом — четвертый европейский пакет и санкции США — они по дизайну не работали большую часть второго полугодия (Санкции не касались контрактов, которые были заключены до их введения. — Ред.). По сути они включились только сейчас и еще не успели повлиять на экономику. Без «внешнеэкономического чуда», но с санкциями в следующем году можно ожидать снижение экономики».

Точно оценить влияние санкций, по мнению Иосуба, довольно сложно потому, что с первого полугодия Беларусь закрыла статистику по подсанкционным секторам экономики. Об этом же говорит и Борнукова: «Мы сейчас не знаем, что происходит. Но с другой стороны, секторальные санкции имеют отложенный механизм, и возможно даже в скрытой статистике пока ничего не видно».

Вместе с тем, Борнукова указывает на негативные эффекты санкций, с которыми Беларусь уже столкнулась.

«Китайцы отказались финансировать строительство нового калийного комбината. Это прямой эффект санкций, хотя и трудно сказать, каких именно. Санкции будут потихоньку подтачивать потенциал роста экономики. В следующем году мы увидим более серьезное влияние санкций, особенно если Литва наконец соберет волю в кулак и запретит транзит белорусского калия. Это будет заметно по цифрам роста ВВП даже без скрытой статистики», — считает экономист.

 

Как себя чувствует население и бизнес Беларуси?

Чтобы замерить восприятие белорусской экономики населением страны, центр BEROC провел опрос потребителей и бизнеса в рамках проекта Мониторинга экономики Беларуси, результаты которого экономисты представили 21 декабря.

Как рассказала во время презентации Катерина Борнукова, 38% респондентов среди городского населения в возрасте 18-64 лет ответили, что ощущают падение доходов: «Это низкий показатель и гораздо меньше, чем было в прошлом году на волне пандемии коронавируса. Это хорошо отражает текущую, достаточно благополучную ситуацию в экономике».

В основном белорусы отказываются от крупных покупок и развлечений, а 36,4% опрошенных вынуждены экономить на еде.

Также экономисты определили индекс потребительской уверенности: -25% (для сравнения, это ниже, чем в России -19%).

«В ответах на вопросы, которые связаны с экономическим состоянием страны, гораздо больше негатива. Подавляющее большинство респондентов говорит, что экономическая ситуация в стране ухудшилась, либо скорее ухудшилась», — говорит Катерина Борнукова.

Белорусский малый и средний бизнес, в свою очередь, к будущему относится нейтрально, рассказал на презентации Мониторинга экономист центра BEROC Лев Львовский: «Позитивнее всего на текущее положение и будущее смотрят представители промышленности, а пессимистами можно назвать бизнес, работающий в строительстве. На торговлю влияет высокая неопределенность в будущем».

Кроме того, как пояснил Львовский, опрос показал сильные инфляционные ожидания. Также бизнес довольно высоко оценивает риски работы в Беларуси.

 

Экономисты прогнозируют спад белорусской экономики

В целом, говоря о будущем белорусской экономики, Катерина Борнукова отмечает высокую степень неопределенности и обращает внимание, что Беларусь очень зависит от того, что происходит с основными торговыми партнерами и вообще в мире.

«При самом положительном сценарии мы увидим рост в 1% ВВП. Но если санкции заработают как надо — рост будет нулевым или даже -1%, это реалистичный сценарий. Хуже, то есть -2%, вряд ли будет, потому что Россия протянет руку помощи и смягчит эффект санкций», — говорит Борнукова.

Экономист Вадим Иосуб в оценках более пессимистичен: «В отсутствие реформ сам потенциал роста белорусской экономики низкий, около 1%. Это ниже, чем у всех соседей, и постыдно ниже, чем у развивающихся стран, к которым относится Беларусь. А если к этом в скромному потенциалу добавить санкции, то ВВП снизится от -1 до -3%».

Кроме того, по словам экспертов, на белорусскую экономику не может не влиять политический кризис в стране, который провоцирует падение инвестиций и рост неопределенности. Также Иосуб отмечает волну эмиграции из Беларуси.

«Это проблема долгосрочная. Отъезд десятков тысяч врачей и учителей не отразится на экономических показателях, но в стране будет ухудшаться медицина и образование, это невосполнимые потери для будущего экономики Беларуси», — считает экономист.

Еще один фактор, от которого зависит траектория экономики — возможность рефинансировать долги.

«Из потенциальных кредиторов у Беларуси осталась только Россия в широком смысле: правительство, госбанки, Евразийский банк развития. Уже озвучено о планах рефинансировать в следующем году 3,5 млрд долларов, но — имея только одного кредитора — не понятно, удастся ли это реализовать и чем за это придется расплатиться», — считает Вадим Иосуб.

Источник: Русская служба DW

 

Читайте Korrespondent.net в Google News

Источник: korrespondent.net