Джейсон Смарт: Лоббирование в США: почему оно работает

«О государственной политике следует судить по результатам, которых она действительно достигла, а не по целям, которых надеялась достичь». Многие страны недовольны мыслью о разрешении лоббирования в том виде, в каком оно существует в Соединенных Штатах. Неосведомленные люди называют это “узаконенной коррупцией”. Другие же считают, что это просто прозрачное средство подкупа. Однако те, кто изучал американскую систему, понимают: пусть она и несовершенна, наша жизнь намного лучше, благодаря тому, что она (система) существует. И именно потому, что она существует, в США редко случаются серьезные публичные коррупционные скандалы.

Лоббирование, по определению, — это не более чем информирование избранных должностных лиц об интересах граждан. Гражданские организации, компании, религиозные группы, профсоюзы, идеологические организации — все участвуют в том, чтобы рассказывать своим представителям, как предлагаемое или действующее законодательство влияет на них, и просят избранное должностное лицо рассмотреть изменения, которые будут в наилучших интересах этих граждан, и какое влияние это окажет на общество в целом.

В Соединенных Штатах существует давняя традиция легализованного лоббирования. Обычно это работает так: мы с друзьями решаем, что на футбольном поле возле нашего дома должно быть установлено освещение, чтобы мы могли играть ночью. Таким образом, мы присутствуем на заседании городского совета и пытаемся поговорить с официальными лицами после заседания, чтобы попросить их рассмотреть возможность установки освещения. То же самое, что уже существует в Украине и в любой другой демократической стране мира, верно?

Более “известное” лоббирование, как показывают по телевизору, — это то, из чего состоит К-стрит в Вашингтоне, округ Колумбия (К-стрит — это район в центре Вашингтона, где расположены офисы многих лоббистов, юристов и групп защиты интересов. Этот термин стал обозначать индустрию лоббирования в целом): крупные фирмы, в основном состоящие из ведущих юристов и бывших конгрессменов, отправляются в Капитолий и информируют нынешних должностных лиц о том, как законы, которые они рассматривают, повлияют на их клиентов. Это же здорово! В качестве примера: представьте, если бы Конгресс рассматривал закон о регулировании некоей отрасли, но конгрессмены не учли, что закон не будет делать то, что он предполагает, и скорее это повредит окружающей среде и будет стоить тысячам людей их рабочих мест, что приведет к бедности десятков тысяч людей. Конечно, конгрессмены не хотят этого делать! Таким образом, если профсоюз, связанный с этой отраслью, поговорит с конгрессменами, конгрессмены смогут принять более обоснованное решение относительно того, стоит ли потенциальная выгода от предлагаемых ими нормативно-правовых актов того, чтобы тысячи людей остались голодными. Польза от комплексного изучения ситуации заранее — трехсторонняя: для отраслей бизнеса, для должностных лиц и, в итоге, для самих избирателей.

Аналогичным образом, поскольку организации, такие как профсоюзы, представляют реальных людей, которые платят за вступление в организацию, лоббистам разрешается вносить политические взносы избранным должностным лицам, которые поддерживают цели своей организации. Это имеет смысл: среднестатистический человек недостаточно внимательно следит за политикой, чтобы знать, кто из 535 членов Конгресса или Сената лучше всего представляет свои цели, а кто противостоит их целям, и, следовательно, их доверенное лицо – профсоюз или другая организация – может внести вклад в политическую кампанию политика или его оппонента. Развращает ли это политика? Маловероятно. Дает ли это конкретику и больше уверенности избирателю? Очевидно.

Максимальный взнос в год составляет всего 5000 долларов США на одного кандидата. В 2020 году США потратили на свои выборы более 14 миллиардов долларов. Всего за время предвыборной гонки в Сенате Южной Каролины демократ собрал 107 568 737 долларов, в то время как республиканец собрал 72 690 495 долларов. Итак, как вы думаете, насколько взнос в размере 5000 долларов изменит мнение избранного должностного лица?

Кроме того, поскольку вся информация о взносах на выборы является общедоступной, политики не берут деньги у людей или организаций, которые могли бы повредить их репутации. То есть не берут скрытых взяток. Таким образом, поскольку все прозрачно, у наших политиков есть очевидная мотивация не ассоциироваться с “плохими парнями” и получать деньги только от организаций, узнав о которых их избиратели не расстроились бы.

Мы должны понимать, что деньги всегда будут частью политики. Это никогда не изменится. Поэтому мы должны спросить себя, какова наша цель: продолжать прятать голову в песок, как страус, надеясь, что однажды это прекратится? Или лучше признать, что политические кампании стоят денег, и лучше регулировать, и публиковать отчеты о их, чтобы граждане знали, что происходит на самом деле? Я решительно выступаю за прозрачность и демократию – и против тех, кто пытается поддерживать законы, запрещающие лоббирование, которые позволяют только темным силам, не заботящимся о Конституции, манипулировать политикой.


Источник: www.obozrevatel.com