Перед введением в Укрпрофбанк Юркевича временной администрации были признаки ничтожных операций, – Сергей Лямец

Офис генпрокурора и Кабинет министров оказались в особо щекотливом положении в связи с подписанием последнего Меморандума МВФ. В документе им была поставлено задание: вернуть активы обанкротившихся банков, которые украли бывшие владельцы. Сделать это очень сложно.

Об этом в посте на Facebook пишет журналист Сергей Лямец.

«Речь идет о «банкопаде» 2014-2016 годов… С тех пор государство безрезультатно пыталось вернуть 400 млрд грн…, но не удалось вернуть даже 100 миллиардов», – поясняет он.

По его словам, есть много причин, почему так мало успехов в этом направлении. Часто силовики и судьи помогают уйти от ответственности людям (бывшим владельцам банков), которые могут быть виновны в хищении миллиардов.

Сергей Лямец напомнил, что пару лет назад описывал самые яркие случаи вывода денег из банков, ставших жертвами «банкопада». Один из фигурантов был Анатолий Юркевич, бывший владелец торгового центра «Магеллан» в Киеве и компании «Милкиленд».

О сложности задачи, поставленной МВФ перед Украиной, журналист рассказал на примере кейса Юркевича. Сергей Лямец напомнил, что «Украинский профессиональный банк» обанкротился в 2015 году: «Подошли к делу с размахом. За несколько дней до введения временной администрации из УПБ даже вынесли офисную мебель. По итогу, денег в банке не осталось. На выплаты взяли из бюджета». По эпизодам вывода активов из УПБ открыта куча уголовных производств, которые уже лет пять ведут СБУ и полиция.

Он привел пример по одному из проблемных активов УПБ: «Дело было незадолго до введения временной администрации в банк. В апреле 2015 года УПБ получил от «Авант Банка» межбанковский кредит на 90 млн грн. В апреле-мае в залог он отдал имущественные права по кредитам, которые раньше выдал юрлицам – на сумму 585 млн грн».

Как поясняет Лямец, договор между банками специально составили так, чтобы его не выполнить и отдать имущество. Уже через месяц все права на залог перешли «Авант Банку». В сделке были признаки ничтожной операции. Среди залоговых объектов было офисное здание почти на 6 тыс кв м на Подоле (Кирилловская, 69, на тот момент Фрунзе, 69). Принадлежало оно фирме «Банкомсвязь» Юркевича, которая и кредитовалось в УПБ. «Авант Банк», которому перешли права на офисное здание, со временем снял его с ипотеки. Затем «Банкмосвязь» вывела офисное здание на вновь созданное ООО «Фрунзе 69». Туда якобы инвесторами зашли два словацких архитектора, брата Душки.

Фонд гарантирования признает эти сделки ничтожными, продает права на залоговое имущество по кредитам УПБ через «Прозорро.Продажи». Но, по тому же зданию на Фрунзе, 69 адвокаты поднимают шум с привлечением словацкого посла и целой ТСК по защите инвесторов. Мол, обижают инвесторов, государство не имело права продавать ранее украденное в УПБ. А были ли инвестиции в действительности, пока никто не подтвердил. Уголовных производств комиссия, конечно же, в упор не замечает.

«Для здравомыслящего человека преступления очевидны, для украинского суда – как всегда нет», – заключает Лямец.

Напомним, как писали СМИ, 8 декабря 2021 года суд, по обвинению прокуратуры в рамках уголовного производства СБУ, начал допрос свидетелей в одном из эпизодов по выводу активов из УПБ. Прокуратура обвиняет одного из менеджеров Юркевича – Алексея Каргаполова. НБУ признал Юркевича лицом, связанным с УПБ. По информации ФГВФЛ, в выводе средств по ничтожным сделкам участвовал ряд связанных людей и компаний. Среди прочих это «Банкомсвязь» – раньше ее бенефициарами были указаны Юркевич и Сергей Сподин. Последний связан с фирмами, участвовавшими в судебных тяжбах вокруг миллиардных проблемных кредитов «Укрэксимбанка», выданных в период 2006-2008 гг.

Кроме того, в уголовном производстве по выводу залогового имущества УПБ (более 20 га ликвидной земли в Киевской обл.) фигурирует фирма «Оптимум риэлти», бенефициары которой граждане США Юрий Каплун и Алекс Мардер. Последние связаны совместными бизнесами с Юркевичем и Виктором Капустиным (экс-руководитель «Укрэксимбанка», его компания «Фармхим» также фигурирует по делу о банкротстве УПБ).

Как отметил на профильном круглом столе при Комитете ВРУ по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики народный депутат Андрей Мотовиловец: «К сожалению, на сегодняшний день мы видим, что при продаже проблемных активов ФГВФЛ судебная система довольно странно толкует наше законодательство, и мы видим запрет должниками, а также людьми, даже не связанными с торгами, по блокированию продажи проблемных активов».

Источник: www.obozrevatel.com